Пьеро

Актеров во время действия не кормить

В мае Театральное товарищество «Комик-трест» проводит в «Чаплин-клубе» серию предпремьерных показов новой программы. Продукт подается под девизом «Первое в Петербурге антикризисное скандально-едальное шоу» и называется «Полный рататуй!».

Скандалы, интриги, расследования

Последние премьеры Петербурга — зрелища не для слабонервных. Их не рекомендовано посещать беременным женщинам, лицам до 16 лет, людям с психическими отклонениями и натурам излишне впечатлительным. Впрочем, если все перечисленные способны поглощать нынешнюю телевизионную продукцию и читать бульварную прессу «про уродов и людей», то им все нипочем. Тем более что в наших театрах кошмарят красиво —стильный все-таки город Питер, и достойные люди над страстями сценическими колдуют.

В стиле модерн

Охотник до экспериментов, этот театр умеет удивлять. История Пьеретты действует как шоковая терапия: сначала страшно, потом больно, в результате приятно. Московский режиссер Николай Дручек поставил спектакль в стиле модерн с подтекстом и подковыркой явно в воспитательных целях: петербургский зритель должен научиться воспринимать театр по-европейски, то бишь свободно и непринужденно.

Андрей Шимко: «Мне дорог этот непростой спектакль»

Называть спектакли стильными в Петербурге неприлично, а зря. «Приют комедианта» вновь всех удивил: москвич Николай Дручек, ученик Петра Фоменко, поставил здесь бессловесную драму по пьесе Артура Шницлера. Для многих эта премьера спорная. Специалисты, наморщив лоб, мучительно определяют жанр (пантомима? пластическая драма? особый сценический язык?). Шокированные зрители, вчитавшись в длинное, почти оперное либретто, полтора часа заворожено следят за метаниями персонажей. А актеры, оказывается, сомневаются в том, что «продукт готов к употреблению». Андрей Шимко, исполнитель роли Пьеро, признается, что репетиций не хватило, и мечтает играть почаще.