новая драма

На символичном дне

На городской театральной афише появилась очередная премьера в жанре «новой драмы» и «криминального чтива». Отнестись к ней стоит без гнева, а с интересом и уважением.
На сцене театра «Приют Комедианта» Андрей Корионов выпустил спектакль «Лето, которого мы не видели вовсе» по одноименной пьесе Юрия Клавдиева. Это попытка показать не гадость и мерзость тех, что «на дне», а подчеркнуть психологические моменты, докопаться до подсознания персонажей, вытащить причины их криминальных поступков.

Десять лет и все цвета «Радуги»

В этом году оргкомитет театрального фестиваля «Радуга» принял решение сформировать фестивальную афишу из спектаклей именитых режиссеров, поставленных в театрах, которые становились лауреатами фестиваля за весь «отчетный период». Из этого своеобразного хит-парада у гостей и участников должна сложиться разноцветная палитра жизнедеятельности сценического творчества для детей и юношества в России, ближнем и дальнем зарубежье.

Худсовет

Под воздействием спектакля «Лето, которого мы не видели вовсе» – последней премьеры «Приюта комедианта» – народонаселение города возбудилось, получив возможность пораскинуть мозгами и высказать свою гражданскую позицию. Относиться ли к насилию и криминалу в театре как к культурному контексту? Персонаж ненормальный, калечащий, убивающий, ругающийся – достоин ли сострадания? Считать ли вообще искусством документально зафиксированную и весьма неприглядную реальность?

Полюбите нас черненькими

10 и 11 апреля в театре «Приют Комедианта» состоится премьера мистической антиутопии «Лето, которого мы не видели вовсе» по пьесе Юрия Клавдиева. По признанию режиссера Андрея Корионова, он на примере предельно реалистичного материала попытается рассказать нам внятную историю людей, брошенных в безумный мир и вынужденных самостоятельно выкарабкиваться.

Расшифровка

Намеченная на 5, 6 и 7 декабря премьера театра «Приют комедианта» окутана тайной. Обещают выпустить «самую искрометную комедию сезона». Впрочем, когда дело касается этого неугомонного театра, главное — не посулы рекламных анонсов и не расчеты пиаровских ходов, а факты. Объективная реальность такова: никогда и никто — ни зрители, ни постановщики, ни администраторы, ни актеры, ни критики — заранее точно не знает, каким будет новый спектакль в «Приюте». Но все привыкли ждать явления.

Валерий Фокин: манкость театрального администрирования

Есть случаи, когда очень хорошие режиссеры не могут быть столь же хорошими руководителями. Но я ни секунды не жалею, что этим занимаюсь. В театральном администрировании все-таки есть определенная манкость, а не только амбиции — мол, я «делаю театр». Когда имеешь дело с живыми людьми, психологически очень интересно пытаться их разгадывать, направлять, помогать им. К сожалению, институт художественных руководителей театров в России умирает, и это становится достаточно серьезной проблемой. От худрука требуется огромная ответственность, ведь отвечать приходится не только за свой спектакль, а за все, да еще за огромный коллектив. Поэтому сегодня режиссеры среднего поколения и молодые, которые могли бы возглавить театры, не хотят этим заниматься. Им удобнее получать гонорары, а брать на себя ответственность мало кто готов.

Секс, наркотики, рок-н-ролл

Премьера спектакля «Лулу» по пьесе Франка Ведекинда в постановке Георга Жено заявлена как «редкий для сцены жанр эротического триллера». Под этим определением толковые словари понимают «особый тип произведения искусства о любви и страсти, с детективным сюжетом, в котором специфическими средствами у зрителя вызывается страх и беспокойство», а склонный к эпатажу театр «Приют комедианта» переносит на сцену ненормативную лексику, оружие, наркотики, проституцию, насилие, секс и смерть.

Оставьте ему сцену

Истинный «владимировец». Ярый приверженец «старой школы». Ценит чутких партнеров, тоскует по лучшей мировой драматургии. Хотел бы выходить на сцену в сложном гриме. Противник надрыва, не любитель вздутых жил и пафосного серьеза. Жгучий поклонник почти утерянного жанра — оперетты, в которой весьма органичен. Без страха и упрека, без вредных привычек. Не был, не состоял, не замечен, не привлекался. Такие загадочно-правильные личности, большие оригиналы, вызывают почтительный трепет. Про таких спел Гребенщиков: «Есть люди, у которых обращаются на «вы». От имени таких написал Шмитт: «Оставьте нам сцену, а жизнь мы оставляем вам».