Николай Слободяник

Ребята с нашего двора

По форме Norway.Today Егора Чернышова в БДТ перекликается с «Садоводами» Андрея Могучего в Александринском театре. То же клацанье клавиатур, те же беседы в чатах и на форумах, та же сублимация «радости человеческого общения», та же нервозность и одиночество. Только Чернышов сдержаннее: в фарс действие не переводит, не глумится над персонажами, а сочувствует им. Он до того заботлив и осторожен, что оставляет открытым финал. В спектакле юноша и девушка полюбили друг друга и, кажется, решили, что умирать им рановато. Они уходят со сцены, улыбаясь, скорее в новую жизнь, чем в мир иной.

Цветы зла

Образ Снежной королевы должен был получиться самым масштабным. Как признанный мастер психологического театра, Дитятковский попытался рассказать историю немного странной героини, страдающей, нереализованной женщины. Королева — Неволина призвана стать стержнем спектакля. Если Андерсен писал свою сказку о силе добра и слабости зла, а пьеса Шварца подчеркивала победу дружбы и горячих сердец над противными врагами, то режиссер Дитятковский задумался над человеческой судьбой.
Однако за таким сложносочиненным решением спектакля — продуманный, выстроенный внутренний конфликт яркой личности на фоне простодушных человечков, смешных зверюшек и откровенных комиков — должен стоять образ существа недопонятого, ни на кого не похожего. К сожалению, Снежная королева не наводит леденящего душу ужаса и не вызывает сильных эмоций: ни сочувствия, ни отвращения. Ее неоднозначная история как-то теряется в наборе внешних символов и театральных приемов, растворяется в разрозненных компонентах.

Пыль кулис

В Шереметевском дворце открылась выставка «Театральные легенды двух столиц» из собраний двух крупнейших театральных музеев России. Двести уникальных экспонатов с любовью отобраны из сотен тысяч единиц хранения. Экспозиция основана на десяти легендах из истории русского театра. До 1 февраля 2009 года посетители смогут увидеть то, что предшествует созданию любого спектакля, и то, что остается после него. То, что так нелегко уловить и еще труднее сберечь.

Какая низость

Дипломный спектакль «Метро» выпускников театральной академии, который уже вошел во «взрослый» репертуар Молодежного театра на Фонтанке, приятно удивляет качеством, искренностью и глубиной работы дебютантов. Обыкновенно студенческие спектакли требуют от критиков снисходительности. Ибо выглядят как наивные и пафосные одновременно. Но этот оказался серьезным по сути и лишенным экзальтации в подаче. «Метро» повторяет «фокус» со спектаклем «Крики из Одессы», который Семен Спивак выпустил со своими студентами в 1997 году и который из удачной дипломной работы вырос в горячо любимую театралами репертуарную постановку.

Давайте вашу зачетку

Признаюсь, я шла в Молодежный театр на премьеру «Метро» с предвзятым настроением: ну-ну, пусть подопечные Семена Спивака, выпускники его курса в СПБГАТИ, попробуют удивить меня типичным студенческим спектаклем, по которому они сдавали дипломный экзамен в театральной академии. На сцене заведомо будет обаяние молодости, азарт, изрядная доля восторга, желание самореализации «здесь и сейчас», и тому подобное. Вышла же я из зала в некотором недоумении. Удивили? Безусловно, и очень приятно.

Свежей крови

Ближайшая премьера Молодежного театра состоится 25 и 26 октября. Спивак переносит на большую сцену своего театра студенческий спектакль «Метро», по которому учащиеся IV актерско-режиссерского курса петербургской театральной академии, подопечные Семена Яковлевича, уже сдали экзамен и теперь наверняка вольются в труппу театра «свежей кровью». Это становится традицией: в конце 90-х годов спектакль «Крики из Одессы» Спивак тоже поставил сначала со студентами, а потом превратил в репертуарный и аншлаговый. И есть в этом что-то от милого обаяния молодости и незабвенного «дорогая Моховая»… Сюжет психологической драмы Николаса Баера «Случай в метро» отвечает последним веяниям и течениям в петербургских театрах.

С холодным носом

В Малом драматическом театре — Театре Европы первая премьера сезона: Григорий Дитятковский поставил «Снежную королеву» по мотивам одноименной пьесы Евгения Шварца. Страшную белую женщину с ледяным сердцем играет Анжелика Неволина, большинство ролей отдано молодежи, в действие вплетены элементы кукольного театра и оперы, общий настрой — зимние школьные каникулы и попытка заигрывания с публикой.

Юбилейная ода

Театр «Русская антреприза» имени Андрея Миронова открыл юбилейный сезон 3 сентября спектаклем «Мертвые души», которому в этот день, в свою очередь, исполнилось 15 лет. А сам первый в постсоветской России негосударственный репертуарный контрактный театр отмечает в этом году 20-летие и готовит четыре премьеры и один бенефис. Роли, которые дает возможность сыграть сцена «Антрепризы», роскошны: они дают простор и воздух. Репертуар, который выстроен на этой площадке, силен и неповторим: он не пересекается с другими театрами города и не выстроен — выстрадан и обдуман. Работа в «Антрепризе» для актерской братии — настоящая отдушина. Здесь всегда бурлит креатив.

Рецепт коктейля

Молодой и подающий надежды режиссер Антон Коваленко поставил два спектакля в двух театрах по двум пьесам одного автора. Слава богу, они разные, как коктейли у хорошего бармена. И не пьянят. А должны.

Возьмите пару громких пьес про уродов-людей от скандального модного драматурга, добавьте пару талантливых и опытных, пару обычных и подходящих по фактуре, пару просто оказавшихся в нужное время в нужном месте актеров, аккуратно подмешайте режиссерские амбиции, вбейте некий азарт, и должна получиться взрывная смесь.

Красота — это страшная сила

На месте режиссера игнорировать то, как бесподобно Елена Маркина входит в образ и чувствует текст, как глубоко может «копать» Светлана Письмиченко и как здорово Аркадий Коваль умеет работать лицом, было бы глупо и непростительно. А их интуицию и талант, помноженные на опыт и мастерство — тем более. История пока играется неровно: то просто хорошо, а то и шикарно, когда все в ударе. Единственное «но» — Алексей Торковер. Его роль второго плана и второсортного же качества пока запоминается лишь героическим прыжком в ирландском танце, когда артист по-клоунски, с жутким грохотом «промахивается» мимо кулисы. Нынче в народе это называется «убиться об стену». Потешно, но никакого развития ход не получает.