Молодежный театр

Мельпомена просит надбавки

В театральных кассах Петербурга третий месяц действует 10%-ный сбор на билеты. Чтобы увидеть «рисунок» и понять «зерно» роли этих денег в культурном процессе, пришлось провести журналистское расследование и пообщаться со всеми «действующими лицами и исполнителями».

Народ хочет судить Герострата

В Молодежном театре на Фонтанке идут последние репетиции трагикомедии Григория Горина «Забыть Герострата!». Долгожданная премьера намечена на 22 января. Будем надеяться, что это окончательная дата: спектакль был задуман больше двух лет назад, выпуск должен был состояться еще в декабре, но по уважительным причинам был несколько раз отложен.

Культурный шок в Берлине

Подлинный, русский психологический театр — большая редкость для Берлина.
Этим в основном объясняется искренняя реакция и исключительно теплый прием спектаклей «Петербургского театрального сезона». Билеты были раскуплены задолго до начала фестиваля (спасибо немецкой системе CTS, аналогу нашей ДТЗК — дирекции театрально-концертных и спортивно-зрелищных касс). Во время подготовительной работы к «Сезонам» автор проекта Виктор Минков дал несколько интервью для местных газет и радиостанций, в том числе для радио «Мульти-культи», которое вещает в Германии на 21 языке — потрясающий, кстати, пример толерантности.

Дух Хвостенко на Литейном

22 и 23 ноября в Театре на Литейном состоится премьера музыкального спектакля «Квартирник» с замысловатым подзаголовком «ХХвост — всему голова». Это не перформанс, не мюзикл и не рок-опера. Скорее, это музыкально-поэтическая композиция или спектакль-концерт, состоящий из вокально-драматических миниатюр. В последний раз петербургская сцена видела нечто подобное в далеком 1986 году, когда Молодежном театре родилась хитовая постановка «Звучала музыка в саду».

Какая низость

Дипломный спектакль «Метро» выпускников театральной академии, который уже вошел во «взрослый» репертуар Молодежного театра на Фонтанке, приятно удивляет качеством, искренностью и глубиной работы дебютантов. Обыкновенно студенческие спектакли требуют от критиков снисходительности. Ибо выглядят как наивные и пафосные одновременно. Но этот оказался серьезным по сути и лишенным экзальтации в подаче. «Метро» повторяет «фокус» со спектаклем «Крики из Одессы», который Семен Спивак выпустил со своими студентами в 1997 году и который из удачной дипломной работы вырос в горячо любимую театралами репертуарную постановку.

Давайте вашу зачетку

Признаюсь, я шла в Молодежный театр на премьеру «Метро» с предвзятым настроением: ну-ну, пусть подопечные Семена Спивака, выпускники его курса в СПБГАТИ, попробуют удивить меня типичным студенческим спектаклем, по которому они сдавали дипломный экзамен в театральной академии. На сцене заведомо будет обаяние молодости, азарт, изрядная доля восторга, желание самореализации «здесь и сейчас», и тому подобное. Вышла же я из зала в некотором недоумении. Удивили? Безусловно, и очень приятно.

Свежей крови

Ближайшая премьера Молодежного театра состоится 25 и 26 октября. Спивак переносит на большую сцену своего театра студенческий спектакль «Метро», по которому учащиеся IV актерско-режиссерского курса петербургской театральной академии, подопечные Семена Яковлевича, уже сдали экзамен и теперь наверняка вольются в труппу театра «свежей кровью». Это становится традицией: в конце 90-х годов спектакль «Крики из Одессы» Спивак тоже поставил сначала со студентами, а потом превратил в репертуарный и аншлаговый. И есть в этом что-то от милого обаяния молодости и незабвенного «дорогая Моховая»… Сюжет психологической драмы Николаса Баера «Случай в метро» отвечает последним веяниям и течениям в петербургских театрах.

Есть ли жизнь в театре?

Спектакль «Жизнь в театре» с подзаголовком «Сцены из театральной жизни» настолько честно и с головой, безо всякого кокетства и тем более желтизны, погружают в потаенное закулисье, в этот неведомый простым смертным мир «людей театра», что истинным театралам становится от этого хорошо-хорошо, тепло-тепло и сладко-сладко. А что может быть для них интимнее и ценнее, чем доверительное подслушивание под дверью гримерки? Когда, трепеща, внимаешь словам небожителей, что вершат чудеса на подмостках, и не веришь, что они могут испытывать, например, голод, чувствовать боль или закалывать брюки булавкой, если оторвалась пуговица. Вот и сидят тридцать человек зрителей на неудобных стульчиках лесенкой, забившись в уголок узкого зрительского фойе. Делают вид, что их нет, что они «в домике» и в «чуриках», пока актеры играют, что они… играют.

Культуре срочно требуются законы и личности

В пресс-центре агентства «Интерфакс Северо-Запад» состоялся брифинг Председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Антона Губанкова на тему «Что такое «культура шаговой доступности» и «театральная неотложка» — новые подходы к культурной политике». Глава комитета по культуре посетовал, что в целом образ жизни «нашего европейского города» остается во многом «отсталым и провинциальным». Он сообщил, что перед ним сейчас стоит благородная задача: попытаться «вписать Петербург в мировой социо-культурный контекст». Однако для столь серьезных шагов нужна не менее серьезная законодательная база. На сегодняшний день, констатировал Губанков, в России нет четких законов в области культуры — последние соответствующие законодательные акты были приняты в начале 90-х годов.

На хромой козе не подъедешь

Увы, мы в некотором роде догоняем Москву: вот и у нас вечерние спектакли стали задерживать на 10-20 минут, а то и на полчаса. Не только потому, что артисты давно забыли, что на работе нужно появляться за несколько часов до выхода на сцену. Грим, распевки, то-сё, а главное — настроиться, войти в нужное состояние… А еще и потому, что зритель-автолюбитель невольно застревает в пробках или мучительно ищет парковку.
Многие театры наши исторически в центре города расположены. Это хорошо с точки зрения культурной составляющей, но отвратительно с позиции категорического неудобства для водителя. Если ты и дополз до театра по пробкам и заторам, то поди найди местечко, куда приткнуться. Бывает, что наматываешь круги вокруг, нервничаешь, уже надрывается третий звонок, а все улицы вокруг забиты наглухо, хоть тресни.

Парамоша, ты азартный!

Пожалуй, нет на свете ничего более комичного, чем «критическая рожа» театрального критика, восседающего на своем (самом лучшем в зале) месте и вяло (а то, не дай Бог, ладошки вспухнут) делающего вид, что аплодирует (если только артисты в его сторону смотрят). Театральный критик никогда не дарит артистам цветов (о чем, случается, втайне жалеет), зато обожает причаститься к постпремьерным загулам (о нет, не ради халявы, а чтобы «с Пушкиным на дружеской ноге»), где в углу давится тарталеткой (или напивается в зюзю). А проспавшись, с чувством берется за перо и выдает в печатный орган очередной шедевр (скорее всего, злобную гадость). Да еще получает за это гонорар (как правило, скромный) и радостно тратит его на что-нибудь прекрасное (например, на шоппинг-терапию).

Пока не грянули елки

К декабрю театры вовсю раскочегарились, и премьеры пошли косяком. Пройдемся и мы по последним новинкам театральной афиши. А то в январе как грянут все эти елки да детские утренники… Впрочем, один такой утренник «для семейного просмотра» уже идет в БДТ. Этот ужас-ужас называется «Ночь перед Рождеством» в постановке Николая Пинигина. Прекрасная задумка вылилась в глуповатые скачки, неуместную акробатику и наивные гримасничанья. Радуют только колядки Николая Реутова и куклы Алевтины Торик. Сцена, когда кузнец Вакула выпрашивает черевички у кукольной императрицы в окружении кукольной свиты под аккомпанемент живой скрипачки, смотрится прелестно. Все остальное годится лишь для формального освоения школьной программы. Зато несколько театров кряду открыли для себя двух современных западных драматургов: ирландского Мартина Мак-Донаха и сербскую Биляну Срблянович.

Наполеоновские планы

В наступившем сезоне у каждого театра планы поистине наполеоновские. Театр «Приют комедианта» готовит четыре премьеры. До декабря лучшие силы — режиссер Вениамин Фильштинский, художник Владимир Фирер, хореограф Сергей Грицай и музыкальный оформитель Владимир Бычковский — работают над «Дамой с камелиями» по инсценировке романа Александра Дюма-сына. В ноябре намечена предпремьера, а в феврале — премьера пьесы «Человек-подушка» Мартина Макдонаха, к которому наши театры нынче явно неравнодушны. К марту Александр Баргман справится со спектаклем «Глубокое синее море» по пьесе Теренса Рэттигана. В июне Георг Жено выпустит «Лулу» Франца Ведекинда. Ведутся переговоры с Андреем Могучим, но детали этого общения — пока секрет.

Зимнее львиное сердце

Немногие готовы признаться в отличном знании европейской истории. Но сюжет произошедшего в зимней Англии XII века тривиален: семейные разборки с государственным уклоном, вечные королевские шекспировские страсти. Папа, мама и дети напряженно выясняют, кто будет править французскими землями. Сама пьеса Джеймса Голдмена «Лев зимой» достаточно остроумна, чтобы спектакль Молодежного театра вышел динамичным и складным. Он очевидно посвящен основной проблеме всемирной истории — бесконечному переделу собственности и битве за власть. При этом режиссерская мысль ведет актеров к душевным переживаниям вне времени. Михаил Черняк показывает, что любые правители — тоже люди, которым может быть больно, страшно и одиноко.

Несколько слов в защиту семи кабинок

Почему-то мы постоянно забываем о том, что в искусстве главное — почувствовать, «совпало или не совпало», а не тупо облаять с визгом и рычанием. Вот в описании «антигламурной комедии» Дмитрия Месхиева «Семь кабинок» ясно сказано, что это необычный для творчества режиссера фильм, объединяющий несколько комедийных жанров; что это кино о потерянном поколении 90-х и о любви; что это новый культ и новая эстетика; наконец, что просто хотелось похулиганить, снять «безбашенный» фильм и принести радость зрителям. Так и есть. Да, не выходят из туалета. Да, про бандитов, наркотики, алкоголь, сигареты и секс. Да, чистой воды Тарантино, а также нарочитые цитаты из других мировых киношедевров соответствующего жанра. И что? И прекрасно!