Комедианты

Прогулка со зрителем

Театр «Комедианты», что в доме Перцова на Лиговском проспекте, провел открытые репетиции своей будущей премьеры «Прогулка в Лю-Бле». Спектакль репетировали уже около двух месяцев, когда поняли, что процесс нуждается в «оживляже». Суть эксперимента, на который решился театр, заключается в следующем: опробовать открытую репетицию как новый жанр. Приоткрыть публике свою «кухню», предъявить ей самый разгар творческих поисков. Приобщить чуткого, доброжелательного и заинтересованного зрителя к таинству процесса создания спектакля.

Огласили весь список

По поводу номинантов всегда возникают вопросы. Понятно, что эксперты в критериях отбора субъективны: это естественно для оценки любого творчества. Конечно, все лидеры действительно очень хороши. Но остается лишь сожалеть, что многие не менее достойные режиссерские и актерские работы обойдены вниманием. Взять хотя бы зимнюю премьеру Театра юного зрителя «Дети Ванюшина» — академичный, серьезный, тонкий спектакль, выпущенный режиссером Арсением Сагальчиком, с Николаем Ивановым и Ириной Соколовой в главных ролях. И уж если на сей раз Коняев как режиссер церемонии 14-го «Софита» — многократный номинант, то почему же Иванов как председатель номинационного совета того же «Софита» в списках вовсе не значится?

Интерпретации

Для затравки — скороговорка-тест: кто сумеет без запинки произнести «Росмерсхольм» и «Роланд Шиммельпфенниг»? Первое — оригинальное название пьесы Генрика Ибсена, по которой в БДТ выпустили премьеру «Парочка подержанных идеалов». Второе — имя автора пьесы «Женщина из прошлых времен», по которой поставили спектакль «Игра в ящик» в Театре Сатиры. Есть еще полускороговорка, полузагадка: «Интерпретация пьесы Чехова «Чайка». Это премьера «Записные книжки Тригорина» в театре «Комедианты».

На хромой козе не подъедешь

Увы, мы в некотором роде догоняем Москву: вот и у нас вечерние спектакли стали задерживать на 10-20 минут, а то и на полчаса. Не только потому, что артисты давно забыли, что на работе нужно появляться за несколько часов до выхода на сцену. Грим, распевки, то-сё, а главное — настроиться, войти в нужное состояние… А еще и потому, что зритель-автолюбитель невольно застревает в пробках или мучительно ищет парковку.
Многие театры наши исторически в центре города расположены. Это хорошо с точки зрения культурной составляющей, но отвратительно с позиции категорического неудобства для водителя. Если ты и дополз до театра по пробкам и заторам, то поди найди местечко, куда приткнуться. Бывает, что наматываешь круги вокруг, нервничаешь, уже надрывается третий звонок, а все улицы вокруг забиты наглухо, хоть тресни.

Околотеатральная еда

Театральные традиции соблюдены в виде интерьера, напоминающего декорации, программок на столиках, фотографий известных артистов на стенах и их автографов в книге отзывов. Одна стена целиком расписана росчерками служителей муз. В меню русской и европейской кухни сюрприз — рецепты Райкина, Миронова, Караченцова и прочих народных любимцев…

Кушать подано!

Артисты, которые ворвались в театр с третьим звонком и не успели подкрепиться в своем служебном буфете, имеют шанс поесть прямо на сцене. Буквально же каждый второй спектакль позволяет. Зрителю, с работы примчавшемуся получить пищи духовной, завидно страшно. Часто на сцене едят так, что в зале у всех слюнки текут и неприлично громко в животах урчит. И никакая припасенная мандаринка, тем паче шоколадка, не помогает, если только что на сцене перед твоим носом трапезничали. Остается отстаивать очередь за дорогущим бутербродом и, давясь, запивать его шампанским. Ведь зачем мы ходим в театр? Культурно отдохнуть, купить программку и посетить буфет. Иначе, считай, зря сходил.

Театральная трапеза

От цен в закулисных служебных театральных буфетах у меня всегда волосы дыбом, челюсть на полу, глаза квадратные и горят. Еще немного, и я ради этой дармовой драматической еды пойду работать в театр кем угодно, а хоть бы и реквизитором на полставки. Где еще можно получить сытный обед из трех блюд и чай с плюшечками за каких-то несчастных тридцать рублей? То-то.
Говорят, в Мариинке оперные питаются отдельно, балетные — отдельно, каждый в своей общепитовской точке. И вы удивитесь, если я скажу, чем кормят в Вагановке. Тоненькие девочки в гетрах и осанистые мальчики в трико за обе впалые щеки уплетают в столовой запретное: булочки, сырники, оладьи и жареную картошку. Хотя, казалось бы…

Провинциальные анекдоты: back in USSR

Публика воспринимает этот спектакль по пьесе Вампилова однозначно: раз анекдоты, значит, надо очень громко смеяться. Режиссер Алексей Исполатов c сарказмом и в то же время с нежностью рассказал две истории, якобы произошедшие в середине 60-х годов в задрипанной гостинице «Тайга» дико провинциального города Белореченска. Приходится привыкать к забытому было обращению «товарищи», вспоминать, что водка «Особая» стоила 3 рубля 62 копейки, средняя зарплата составляла 100 рублей, а у телефонов, стоящих на дешевой тумбочке у скрипящей кровати, был провод спиралью и неудобный крутящийся диск. Для пущего погружения в давно сгинувшую эпоху декорации обклеены советскими газетами, под репродукцией «Трех богатырей» написано неприличное слово, а из пластмассового радио звучат наивные ретрошлягеры.

Опять хотим в Париж

Комедия по мотивам ранних рассказов Антоши Чехонте, напечатанных в журнале «Осколки» в конце XIX века, получилась очень изящной. Режиссер Михаил Левшин стремился к экстравагантности, о чем заявлено в программке, а сделал ироничный и даже трогательный спектакль про «тварей дрожащих». Хореография Ирины Шароновой оставляет самое приятное впечатление: танцы в исполнении драматических актеров бывают несуразны и «притянуты за уши», но здесь смотрятся вполне логично.

Охота в Париж

Тут главное — не запутаться. Два маленьких, но очень гордых и разносторонне одаренных театра почти одновременно выпустили по премьере, взяв за основу рассказы Чехова. Театр «Приют комедианта» на Садовой поставил комическое представление «Пиль», и это смело разыгранные охотничьи истории. Театр «Комедианты» на Лиговском взялся за ранние рассказы русского классика, опубликованные им в журнале «Осколки» под псевдонимом Антоши Чехонте, и поставил экстравагантную комедию «В Париж!». Спектакли совершенно разные, но объединяет их точная чеховская интонация — добрая ирония, предельная откровенность, нарочитое простодушие и неуловимая мудрость.